Койот Обскура
Щенок степной чайки
Ввиду затянувшейся войны с повестью, подумала, что может кинуть из неё кусочек, благо оно само по себе живое. И даже может из окончательной версии уползти. Отрывок сказки из отрывка повести.

«…девочка спиной чувствовала, как на неё смотрят заплывшие глаза, что наблюдали за тем, как она собирала волчью ягоду на вечер. Прорастали из-под земли. И срывались с листьев и стеблей крыльями павлиньего глаза. Так же резко, как она выдирала с землёй и корнями растения и кидала их в ржавое железное ведро. Бесплодные малиновые крючки в клочья рвали платье. Папоротники больно хлестали по бедру, камни кололи босые грязные ноги. Весь путь пролегал по мокрым следам, ведь всегда запоздало находила дорогу, когда землю уже исходили до второй влаги лапы.
А ведь он зародился в доме, когда из леса принесли коготочки с мёртвого багрового ясеня. Зверь вырос, вытянулся из этих коготочков. А теперь, смотри, глаза его – волчья ягода. И, рыжие, словно в стылых медах, пальцы раскрывали людей - ткани человеческой плоти напоминают лепестки цветов. Так, перебирая люпины и прочую требуху, достал белые. Кости? Души?
Однажды девочка вернулась домой. А там никого не осталось. Стояли только по окнам в банках налитые красным пионы. Под столом, застеленным розоватыми закатными бликами, копошились и хрустели сухим крылом большие чёрные жуки с глазами на гладких спинах. Шикнула на них – выползли. Пыталась раздавить ногами – в ногу впилось ядовитое жало. Залезла на стул и уронила на них ведро. Откатилось к двери, из него потёк сок, что обильно сочился из чёрной ягоды. Им залило весь пол, а вскоре, жидкость подступила к горлу девочки. Она падала в мутной воде…
Города, и реки, и поля, бывало, вырастали из одной ветки. Так и погибель проросла из когтя.
Потоком девочку вынесло из дома, словно на серых скользких руках, в поле рыжей травы. Вся промокшая и наглотавшаяся жгучего горького сока, сидела и слегка удивлённо смотрела на небо, точнее на Зверя, растянувшегося на всю ширь: его спина вросла в синеву, хвост змеился облаком, из-за ушей разбегались звёзды. А глаза горели, словно два солнца, и язык, в буро-коричневых пятнах, свисал до самой земли.
Обтянув прилипшее к телу платье, девочка встала на дрожащих заячьих ногах и кинулась бежать. Спотыкаясь, цепляясь за сухие кусты и перепрыгивая мокрые овраги, слышала, как за спиной бока зверя шумно раздувались и ударялись о рёбра».

@настроение: если только доплыву