20:25 

Неделя мокрого ветра. День четвёртый. Бывалая

Койот Обскура
Щенок степной чайки
Художник - Jacek Yerka

Лоскутки первого света на деревянном полу чердака, где чутко дремало сморщенное мокрое тепло. В стене скрежетала седая полузабытая крыса. Горько тянуло болезнью, пробиваясь даже через густой запах жгучей полыни. И обжигал лёгкие тихий шёпот. По крутой лестнице глухой стук тяжёлых когтей. Изящный силуэт изуродованного лица, волчьего, исписанного старыми шрамами, с розовыми проплешинами. И дрожащие смоляные губы. Молоко и уголь. Бывалая. Морщась от резкого запаха, легла голым брюхом на щербатые доски.
- Больно тебе? – почти не слушались иссохшиеся губы.
Скрестив лапы, положила голову.Смеясь.Живой дух из плоти и крови. Языком, легко, неуверенно трогала подушечки пальцев. Волком до кончиков пепельной шерсти. Добровольный обет молчания. Плыла за окном старая осень, накинув на седые волосы платком обрывок тумана. Затянула мутью, размокают мысли.
- Ты простишь... Правда? - зная, что не ответит.
Выгнув спину, бормотала себе под нос что-то волчье.
- Что шепчешь? - зная, что не простит.
Красивый взгляд, человеческий. Жалко, глаза звериные, колкие и вязкие, как янтарь.
- Уже не важно, у меня за душой гниль и мёртвая кровь. - тело сотрясал мучительный кашель - Что мне твоё безмолвие? - Отпускаю...
Прищуренные глаза. Благодарные. Покачивая половиной хвоста, брела вниз. Душить курочек, вестимо. Будет тебе от хозяюшки.
И пусто, и больно, только шепчут безмолвные духи - бледные демоны... И колотится в груди жгучая зараза. Не простит Не отпустит и на последнем вздохе. Ведь я тоже... Бывалый.

@музыка: Tori Amos

@настроение: Мокрая полынь

@темы: за стенкой

URL
   

Некрополь хребта солёного пепла

главная