Неделя вереска. День последний.
Разминаю суставы мокрых листьев. До кости обожжёные небом лапки пальцев. Перебирают отражения зеркал. Сороконожками подшитая тетрадь. Буквы растеклись и скребутся теперь в висках. Слишком тихо. Рыбьими скелетиками тонкие эскизы слов. Не подавитесь? Тогда прошу... на два слова - помолчим.
Тщедушные бисеринки крови. Ласкают измятый подлесок. Холодный вереск ропко шепчет. В сметении теряя слова. И только совиное ухо разберёт этот звон. Жалко, не их время. Только полдень
Стерев с крыков кровь, поклонюсь, коснувшись лбом земли. Вместо приветствия, словно бы и познакомились. При мне литр ржавой в пятно шести, куций хвост и слова...